Всеукраинская общественная организация
«Цирковой союз Кобзова»

М.А. Рыбаков

Киевский цирк:
люди, события, судьбы

Издание второе,
дополненное и исправленное

Оглавление

ЦИРКОВОЕ ИСКУССТВО И ЖИЗНЬ КИЕВА
/О дружбе Киевского цирка с коллективами предприятий/

На рубеже 20-30 годов в жизни страны обозначился новый сложный этап. Наряду с действительными достижениями советской власти проявлялись и недостатки, ошибки, а то и откровенные провалы в политике и экономике страны. С одной стороны, власть  совершала  экономические  и политические преступления по отношению к собственному народу, а с другой, - стремясь скрыть свои преступления и выпятить реальные и мнимые достижения, - все та же власть требовала для народа все больше грандиозных зрелищ - на площадях городов проводились парады и смотры, один за другим проводились фестивали и декады искусств...
Большевики не могли не использовать возможности цирка для идеологической обработки масс, для агитационно-пропагандистской работы, сопровождаемой помпезностью, мишурой и очковтирательством. В цирке насаждались мероприятия, далекие от искусства манежа. Журнал “Радянське мистецтво” печатал  маловразумительные тезисы о превращении цирка во “вспомогательный цех искусства на производстве”.
Впрочем, о том, что искусство - это вспомогательный цех производства, и в этом состоит главная задача искусства и его цель - настойчиво и последовательно заявляли деятели Пролеткульта. Они требовали, чтобы манеж стал “агитационно-художественной трибуной”, утверждали, что на арене должны проходить “агитационные действа”. В связи с этим доказывалось, что цирк-де - всего лишь разновидность театра, что на деле приводило  к потере самобытности выразительных средств циркового искусства.
Взгляды деятелей Пролеткульта претворялись в жизнь  работниками Наркомпроса и других учреждений, отвечавших за руководство цирками. В результате их усилий появлялись номера-монстры, в которых артисты, мягко говоря, несколько прямолинейно отражали те или иные производственные процессы. Например, демонстрировался номер “Советские каменщики” - его участники быстро и ловко укладывали на манеже кирпичную стену,  в номере “Эквилибристы-углекопы” или “Кузнецы-молотобойцы” артисты тоже достаточно убедительно стремились изобразить производственные процессы.
Среди подобных “шедевров” агитационно-пропагандистского искусства  наиболее удачным оказался номер под названием “Краском Устинов”. Звучала военная мелодия, на манеж выходил артист в стилизованном костюме красноармейца и проделывал ряд упражнений с винтовкой, затем - с тремя. Но тут раздавался выстрел и хилый франт, сидевший в первом ряду, пугался и пытался убежать. Но бесстрашный красный командир перебрасывал его одним движением руки через барьер  на манеж и начинал обучать военно-спортивным упражнениям. Франт оказывался слабосильным, трусливым и неуклюжим, красноармеец же, напротив, проделывал все упражнения ловко, красиво и энергично. В этой нехитрой по смыслу агитке утверждалось, что Красная армия сильнее  своих врагов.
Цирк также обязан был активно пропагандировать физкультуру и спорт. На деле же такая пропаганда превращала цирковые номера в невыразительное и пресное зрелище, исполнители в обычных спортивных трусах и майках демонстрировали упражнения, так что цирковой номер выходил похожим на школьный урок физкультуры.
В те годы обязательным для каждого циркового представления был так называемый пролог. Перед началом представления, независимо от того, какие номера потом зритель видел на манеже, в торжественных монологах, в стихах провозглашались достижения советской власти и политические задачи. Монологи сопровождались бодрой музыкой, чаще всего маршевого характера. С помощью таких малохудожественных средств реализовывалось партийное требование сделать цирк “широким массовым проводником политических идей”.
На совещании в Агитпропе в 1927 г. речь шла и о цирке. В резолюции, в частности, было сказано следующее: “...необходимо рядом мер превращать цирк в место показа достижений здорового спорта, ловкости, виртуозности и т. п., пополняя содержание цирковых номеров элементами социально-воспитательного значения”.
Эти указания были адресованы всем цирковым деятелям страны, в Киевском цирке также началась энергичная деятельность по решению “социальных задач”. Насаждались новые формы связи учреждений культуры с предприятиями, стали проводиться выезды цирковых артистов на заводы, в паровозное депо, на кинофабрику и многие другие предприятия.
Впрочем, несмотря на несвойственные ранее цирку формы и способы общения с аудиторией - вместо специальных помещений - цех, фабрика, паровозное депо и т.д. Вместо полноценного циркового представления - прямолинейная агитация и т. п. Выезды цирковых агитбригад были для артистов делом новым, живым, а для зрителей такой визит становился настоящим событием. Рабочие спешили в самый просторный на предприятии цех, кольцом обступали импровизированную сцену, располагались в кабинах мостовых кранов, на паровозах, пришедших на ремонт и т. п. Получался и партер, и второй и третий ярусы. Гостей из цирка встречали  и провожали со сцены оглушительными аплодисментами. И хотя выступать на неприспособленных сценах со случайным освещением было нелегко, артисты, видя по-настоящему теплый прием, выступали с огромным энтузиазмом - акробаты, жонглеры, эквилибристы исполняли все, даже самые сложные трюки. Агитбригады пользовались огромной популярностью, такая форма работы с аудиторией была очень распространена в то время. Для примера несколько цифр: в декабре 1929 года цирковые агитбригады совершили 6 выездов на предприятия Киева, а уже в следующем месяце, в январе 1930 года таких выездов было 15.
Весной 1930 года в связи с программой коллективизации, начались выезды агитбригад в деревни. Целью таких приездов, в первую очередь, была агитационно-пропагандистская работа, с крестьянами проводили беседы, устраивали выставки плакатов, раздавали литературу, пропагандирующую задачи коллективизации деревни. Артисты устраивали свои представления прямо под открытым небом, стремились создавать представления на актуальные темы. Кстати говоря, не исключено, что одной из целей таких выездов в деревни и села, была необходимость отвлечь обнищавших и полуголодных крестьян от последствий преступной политики коллективизации.
В Киеве программа Пролеткульта  “цирк - вспомогательный цех искусства на производстве” реализовывалась достаточно полно и широко: Киевский паровозовагоноремонтный завод и Киевский цирк заключили договор об обоюдном шефстве. Артисты цирка  и музыканты циркового оркестра стали систематически выступать в заводском клубе и в цехах завода. Во время концерта со сцены произносили имена и фамилии ударников производства, отмечали их достижения, артисты посвящали им свои номера; одновременно критиковались лодыри, рвачи, прогульщики, высмеивались бюрократы и очковтиратели.
Встречи с тружениками завода происходили и в помещении Киевского цирка. Так, в конце 1929 года, мастера арены пригласили к себе весь коллектив завод, гости заполнили не только места в партере, амфитеатре и на галерке, но все лестницы и проходы. Рабочие пришли со своими семьями, с детьми, так что набралось более двух с половиной тысяч человек. В цирке отмечали знаменательную дату - 50-летие первой массовой стачки на киевских Главных железнодорожных мастерских. Совместными усилиями была подготовлена юбилейная постановка-пантомима под названием “50 лет назад”. Поставил ее, директор цирка Д. Вольский, объединив на манеже выступления  рабочих - членов спортивного кружка, красноармейцев, воспитанников детской балетной студии Чистякова, и, конечно же, артистов цирка.
Жители Киева посещали цирк все более активно, пришлось увеличить продолжительность сезона с четырех месяцев в году до шести, проводить спектакли ежедневно, без выходных; проводили и дневные представления для тех, кто работает в вечерние и ночные смены. Стремились, главным образом, привлечь зрителей-трудящихся. Статистика  того времени утверждает, что в сезон 1929-1930 гг. на цирковых представлениях побывало более 300 тысяч зрителей, из них 250 тысяч - рабочие. Коллектив Киевского цирка провел в этом же сезоне шефские спектакли для 25 тысяч красноармейцев, 30 раз выезжал с цирковой программой на заводы. В сезон 1931-32 гг. артисты дали уже 243 спектакля, которые посетило около 500 тысяч человек. Так много зрителей за один сезон в Киевском цирке не было еще никогда, и газеты по праву могли заявить: “Лозунг “Цирк - в массы” стал реальностью”.
Организовывались целевые культпоходы в цирк рабочих, красноармейцев, комсомольцев, пионеров, даже домашних хозяек. Многотиражки и стенгазеты предприятий публиковали материалы  о программах и мероприятиях, организуемых цирком.
В фойе цирка был организован  консультативный пункт, каждый посетитель мог задать вопрос, касающийся циркового искусства, труда цирковых артистов и получить подробный, компетентный ответ. Был также создан уголок зрителей, который знакомил публику с жизнью страны: здесь вывешивались стенгазеты, графики, отражающие рост в той или иной отрасли и рост успехов страны в целом, организовывались фотовыставки, демонстрировались макеты новостроек.
В ноябре 1930 года, когда проводилась Декада обороны, в фойе цирка разместилась выставка Осоавиахима. Артисты цирка обязаны были принимать участие в манифестации, посвященной Декаде, а кроме того, подготовили и продемонстрировали героическую феерию-пантомиму “Трудящиеся СССР на защите завоеваний Октября”.
Зрители имели возможность участвовать в обсуждении новых представлений; организовывались даже конференции зрителей. Первая конференция состоялась 14 апреля 1930 года во Дворце труда на Владимирской улице. Сюда пришли сотни рабочих, служащие, студенты. Обсуждалась деятельность цирка за прошедший сезон, его репертуар. Зрители высказывали свои критические замечания, пожелания. Участниками конференции было принято решение через киевские газеты обратиться к украинским литераторам с просьбой создать актуальный репертуар для цирка и эстрады. Газеты, сообщая о конференции, писали: “В Киевском цирке насаждаются новые формы, сближающие его с выросшими культурными потребностями массового зрителя”.
Формы для такого сближения находили разные, бывало весьма удачные. Так, например, мастера цирка стали оказывать помощь участникам художественной самодеятельности, способной молодежи, увлекающейся цирковым искусством. Цирковая администрация в период между сезонами предоставляла помещение цирка для проведения различных общественно-политических, культурных и спортивных мероприятий. В здании цирка читались лекции, проходили собрания, диспуты, литературные вечера, концерты, шахматные турниры.
В феврале 1924 года в жизни города произошло знаменательное событие -  в здании Киевского цирка выступал В. В. Маяковский. Он читал свои стихи, отвечал на вопросы аудитории; позже состоялся просмотр только что вышедшего на экраны фильма С. Эйзенштейна “Броненосец “Потемкин”. В цирке также состоялась встреча киевлян с участниками экспедиции на ледоколе “Малыгин” - профессором Визе и летчиком Бабушкиным.
В цирке стало традицией организовывать “Дни работников искусств”. Перед зрителями тогда выступали не только цирковые артисты, но и актеры театра, оперные певцы и музыканты, артисты балета. Был даже создан тематический спектакль “Со сцены - на арену”. Поставил его будущий народный артист Украинской ССР В. Б. Вильнер, пригласив для участия в постановке артистов театров союзных республик.
Такие мероприятия, несмотря на явную политическую и идеологическую ангажированность, выполняли просветительскую функцию, знакомили украинских зрителей с культурой и искусством народов СССР.
Необходимо обозначить еще одну немаловажную тенденцию в развитии циркового искусства в те годы. В цирковых программах резко сократилось количество номеров и артистов, приглашенных из-за рубежа. Так, в 1930 году количество зарубежных гастролеров на манеже Киевского цирка составляло всего лишь 10%, тогда как 2-3 года назад иностранные артисты составляли половину от общего числа артистов. Объяснялась такая ситуация с одной стороны увеличением количества отечественных номеров, их высоким художественным уровнем; с другой — отказ от зарубежных артистов был непосредственно связан с режимом строгой экономии - валюта, которой государство расплачивалось с иностранцами, требовалась стране на развитие собственной индустрии, на приобретение дорогостоящего оборудования.
Количество цирков в стране с каждым годом росло, требовались все новые и новые квалифицированные артистические кадры. Но чтобы создавать новые номера и программы на высоком художественном уровне, талантливой молодежи требовалась квалифицированная помощь. Киевский цирк становится одним из таких центров подготовки профессиональных номеров и программ. Об этом пойдет речь в следующей главе.