Всеукраинская общественная организация
«Цирковой союз Кобзова»

М.А. Рыбаков

Киевский цирк:
люди, события, судьбы

Издание второе,
дополненное и исправленное

Оглавление

С ТРУХАНОВА ОСТРОВА НА МАНЕЖИ МИРА
/О дуэте выдающихся акробатов Яловых/

В сезон 1931 года в программе Киевского цирка появилось два юных акробата. Они исполняли сложные трюки, так что выступления их очень скоро привлекли внимание не только зрителей, но и специалистов. Вот что писала о юных дарованиях пресса: “Гвоздем программы следует считать молодых партерных акробатов братьев Яловых, которые овладели высотами акробатической техники без излишнего трюкачества и вульгаризации”. Трудно поверить, что такую высокую оценку рецензент адресовал по сути еще мальчишкам - Василию тогда было 13 лет, а его брату Александру - 12. Еще совсем недавно все свои сложные упражнения и трюки Василий и Александр оттачивали и шлифовали во дворе своего дома, а единственными зрителями их были приятели и соседи.
Семья Яловых жила в Киеве на Владимирской улице. Отец был садовником. С юных лет Вася и Саша привыкли помогать старшим - взбирались на деревья для сбора плодов, носили тяжелые корзины с фруктами, перекапывали землю. У мальчишек благодаря физическому труду развивалась сила и ловкость.
Потом пришло увлечение спортом и цирком. Пожалуй, в первую очередь, именно цирком. Как-то братьям довелось увидеть цирковое представление. Вот как об этом вспоминают братья Яловые: “Наибольшее впечатление на нас произвело выступление акробатов. Мы даже не представляли, что можно делать такое со своим телом... На следующий день мы осматривали свой двор и сад в поисках - где подвесить трапецию, зацепить канат. Нашли место и приступили к тренировкам. Тогда мы еще не знали, чем кончится наша затея”.
К братьям вскоре присоединились несколько сверстников, живших поблизости, так что они организовали что-то вроде спортивного клуба. Тренировались много и с удовольствием - кувыркались на траве, подтягивались и пытались проделывать несложные упражнения на трапеции.
Приведем еще один фрагмент из воспоминаний Яловых: “Постепенно у нас начали выходить стойки, кульбиты, сальто. Подтягивались на турнике одной рукой, крутили “солнце”, выжимали гири и штанги, прыгали в высоту, учились стоять на голове, держать один другого на борцовском мосту”.
Поначалу юные акробаты показывали свои достижения приятелям и соседям, потом даже организовали свой собственный дворовый цирк - соорудили что-то вроде манежа, поставили лавки для публики. Когда появились зрители, братья пришли к выводу, что все упражнения нужно выполнять четко, без завалов и в одном ритме - как в настоящем цирке, чтобы по-настоящему заинтересовать зрителей. Самодеятельный спортивно-цирковой клуб привлекал все больше и больше молодежи - к Яловым заглядывали даже будущее тяжелоатлеты-рекордсмены Яков Куценко и Григорий Новак.
Летом юные таланты отправлялись на Днепр, на его удобные для тренировок песчаные пляжи. Они облюбовали Труханов остров - здесь, на теплом песке, под лучами жаркого летнего солнца братья и их товарищи продолжали свои тренировки, часто соревнуясь друг с другом, стараясь превзойти друг друга в мастерстве и умении.
Однажды на Трухановом острове появился незнакомец - худощавый человек, и, что было  в нем заметно сразу же, - артистического вида. Он подошел к ребятам и разговорился с ними:
- Мне рассказали, что у вас спортивная школа, и что вы осваиваете акробатику. Это меня заинтересовало. Покажите-ка, чему вы научились!
Ребята охотно согласились,  и стали исполнять все, что освоили. Откуда им было тогда знать, что незнакомец, внимательно смотревший их выступление - известный цирковой режиссер Арнольд Григорьевич Арнольд. Больше всего ему понравилось то, что продемонстрировали братья Василий и Александр Яловые.
-Молодцы! У вас, можно сказать, готовый номер!
Затем он предложил братьям и еще нескольким способным подросткам прийти завтра в цирк...
Через неделю Василий и Александр Яловые выступали на манеже Киевского цирка. Неделя понадобилась братьям на изготовление костюмов и для того, чтобы выстроить композицию номера, уточнить некоторые детали.
После выступлений в Киеве предстояли гастроли и в других городах. Однако отец юных акробатов запротестовал против отъезда сыновей из дому. Тревогу Ялового-старшего вполне можно понять: Василию - 13 лет, Александру - 12. Мальчишки должны были покинуть родительский дом и не на месяц-два, ведь артисты постоянно в разъездах и домой попадают только в отпуск. Существует даже такой специальный термин - “цирковой конвейер” - это все номера, которые направляются из города в город, а там, на местах из этих номеров формируются цирковые программы. Ведь артисты не состоят в штате того или иного цирка, а числятся на службе Главного управления цирками (позднее - Всесоюзного объединения “Союзгосцирк”). Яловой - старший был убежден, что его сыновьям такая кочевая жизнь совершенно ни к чему, и что мальчики еще нуждаются в родительской опеке и заботе. Его долго и всячески уговаривали и, наконец, добились согласия, с тем условием, однако, что вместе с Василием и Александром поедет и их старший брат Степан.
После Киева братья Яловые с успехом выступили в Москве.
У Василия и Александра была хорошая спортивная подготовка, а режиссер А. Г. Арнольд помог им грамотно выстроить композицию номера. Однако, когда ребята стали гастролировать в разных цирках и программах, у них оказалось много других советчиков, и далеко не всегда советы эти были на пользу юным артистам.
Днем в цирке и на манеже, и вокруг него всегда много артистов. Арену часто делят между собой во время репетиции артисты разных жанров: жонглер бросает и ловит булавы, акробатическая пара метрах в двух от него отрабатывает поддержки, эквилибрист укрепил проволоку на метровой высоте и оттачивает собственный номер. В первых рядах зрительного зала сидят артисты только что закончившие репетицию или наоборот, ждущие своей очереди. В это время более опытные что-то советуют своим товарищам, указывают на их промахи. Многие артисты старались опекать юных братьев Яловых.
И если в акробатике Василий и Александр преуспели самостоятельно, то о том, как вести себя в манеже, как ходить по арене, как выходить на комплимент и т. п. - юные акробаты имели весьма смутное представление и нуждались в советах.
Именно в те годы в цирк стали приходить спортсмены. И тогда же в цирк проникает чуждая и несвойственная цирковому искусству сухая и строгая, неэмоциональная манера держаться на арене и представлять свой номер.
Спортсмены были прекрасно натренированы, но в спорте они привыкли к определенной строгости и порядку - вышел, исполнил упражнения, повернулся, ушел. Артисты старой цирковой школы, наоборот, старались обставить свое выступление поэффектнее, большое внимание уделяли оформлению реквизита и костюмам, и, конечно же, манере держаться на манеже, двигаться, жестикулировать, даже улыбаться зрителям
Акробатический номер может быть исполнен артистами и с подчеркнутой серьезностью, и в комическом ключе. Бывало, что силовые акробаты, которых зрители привыкли видеть обыкновенно с открытым торсом, выступали во фраках и белоснежных манишках, “как истые джентльмены”. Был также распространен в жанре акробатики стиль, который обыкновенно именовали “римские гладиаторы”. Артисты выходили со щитами и мечами в руках, одетые в сверкающие доспехи и шлемы, на ногах - сандалии со шнуровкой.
Вышло так, что двум подросткам кто-то посоветовал выступать именно в стиле римских гладиаторов. Они сами видели такие номера, и тогда им казалось, что это красиво, эффектно. Василий и Александр появлялись на манеже в плащах, перекинутых через плечо, у каждого в руках были щит и копье. Во время выступления все эти аксессуары откладывались и братья демонстрировали акробатические трюки. Такое претенциозное оформление номера, да еще с учетом столь юного возраста артистов не могло не вызвать снисходительных улыбок. Однако ребята покоряли зрителей не антуражем, а сложными трюковыми комбинациями и особенной четкостью исполнения трюков, за это их всегда награждали громкими  и дружными аплодисментами.
Номер Яловых с удовольствием включали в программы цирков больших городов. Судьба сводила талантливых молодых артистов  со многими прославленными мастерами арены - клоуном-прыгуном Виталием Лазаренко, дрессировщиком Владимиром Дуровым,  иллюзионистом Эмилем Кио. Выступления мастеров всегда являлись основой программы. Лазаренко, Дуров, Кио считали себя ответственными за успех всей программы, заботились о том, чтобы все номера в программе были на высоком художественном уровне и смотрелись зрителем с интересом, стремились помочь неопытным и талантливым артистам и нередко давали им квалифицированные и профессиональные советы и подсказки. Василий и Александр  - артисты молодые и талантливые, пользовались особенным вниманием старших коллег по цеху.
Братья постоянно совершенствуют свой номер усложняют трюки и комбинации трюков, меняют характер номера. Очень скоро они отказываются от подражания, от ненужной пафосности и претенциозности  декоративного оформления номера. Выступления их стали проще внешне и энергичнее  по темпоритму, а значит более органичными для молодых, жизнерадостных исполнителей.
Вот как в 1936 году отозвался о выступлении талантливых акробатов рецензент одной из газет: “Василий и Александр Яловые всего шестой год на арене. Но за это время завоевали большую симпатию у зрителей. В чем успех молодых артистов? Прежде всего в простоте, в скромности, в четком исполнении каждого трюка. Яловые - самоучки. Может быть, это дало им возможность освободиться от обветшалых традиций старого цирка. У них нет напыщенности, главное - простота. Но в этой простоте ярко видна высокая спортивная техника”.
В историю цирка Яловые вошли как непревзойденные исполнители уникальных акробатических трюковых комбинаций, многие из которых так никем и не были повторены.
Одна из таких редких композиций, которую, наверное, помнят ветераны цирка, начиналась с так называемого “японского кульбита”. Нижний - Василий - лежал на спине, на поднятых руках удерживал брата в стойке “руки в руки”. Потом, не отпуская партнера переворачивался и оказывался вверх спиной. Он опирался на колени и опущенную голову, руки его, отведенные назад покоились на пояснице, ладонями вверх. На ладони опирался Александр, оставаясь в стойке “руки в руки”.
А далее братья Яловые проделывали то, что не удавалось никому: нижний Василий поднимал голову и начинал выпрямлять ноги. Теперь он стоял, согнувшись под прямым углом, продолжая по-прежнему удерживать партнера. Верхний Александр как бы шагал на руках по его спине. Затем Василий поднимал левую руку и Александр, чтобы сохранить равновесие, переносил центр тяжести на правую. Потом опирался на левую, а Василий поднимал правую руку, продолжая стоять согнувшись под прямым углом, удерживал брата на поднятых руках и фиксировал эту сложную позу.
Затем все проделывалось в обратном порядке. Василий отпускал  одну руку, потом другую, возвращал их на поясницу, сгибал ноги, оказывался на коленях. Все это время верхний - Александр - оставался в стойке, вниз головой. Нижний медленно переворачивался через плечо, секунду лежал на спине. Все так же удерживая партнера в стойке, садился, потом вставал. Уже стоя, удерживал брата одной рукой в стойке “рука в руку”, сначала правой рукой, потом левой. На этом комбинация заканчивалась.
Огромное значение в выступлениях братьев Яловых имело то, как они исполняли свои сложные трюки, без видимых усилий, спокойно и уверенно; в каждом движении, в каждом жесте их чувствовалось высочайшее мастерство и профессионализм.
Как и многие другие акробатические дуэты, Яловые исполняли “копфштейн” - стойку “голова в голову”. Но в отличие от остальных акробатов, они не пользовались так называемым бубликом - эластичным кольцом, которое нижний партнер обычно кладет себе на голову и верхний опирается головой на этот бублик, в этом случае площадь опоры оказывается большей. Были, правда, и другие акробатические дуэты, которые не пользовались бубликом, например, Д. Гнилов и В. Кутцер. Они даже разыгрывали перед исполнением трюка небольшую сценку: доставали бублик, подготавливаясь к трюку, роняли его. Униформист, заботясь о порядке на манеже, подбирал упавший бублик и уносил его за кулисы. Акробаты изображали крайнюю растерянность и замешательство - мол, как же теперь быть? А потом исполняли “копфштейн” уже без бублика.
Яловые же, напротив, никак не подчеркивали сложность исполняемого трюка. Василий спокойно приглаживал волосы, поднимал брата в стойке “руки в руки”, затем опускал его головой себе на голову. И в эту же минуту они отводили руки в стороны (другие акробаты очень часто некоторое время не отпускают руки, ищут устойчивое, надежное положение).
Удерживая брата в стойке на голове, Василий садился на ковер. Подобный трюк выполняют многие, но обычно опускаются на ковер медленно, осторожно, чтобы верхний партнер не пошатнулся, не потерял равновесия. Яловые же садились быстро и уверенно.
Исполняли Василий и Александр и акробатические прыжки. Обыкновенно силовые акробаты этого не делают, это не их амплуа. Братья Яловые отступили от этого правила. Они оба были хорошими прыгунами. Василий, например, исполнял по кругу манежа до 25-и арабских (боковых) сальто.

Так встречали братьев Яловых

Яловые включали в свои выступления  игру на музыкальных инструментах. В юности Василий занимался в музыкальном училище, хорошо играл на саксофоне. Нередко, закончив свое выступление, он переодевался и занимал место в цирковом оркестре на правах квалифицированного музыканта. В одно время, когда объявляли их номер, братья выходили на манеж с музыкальными инструментами - Василий с саксофоном, а Александр - с балалайкой. Они исполняли мелодию танго, а затем музыканты становились акробатами.
В зрелом возрасте, оттачивая мастерство, они вносили изменения в оформление номера, меняли стили, подбирали новое музыкальное сопровождение. Долгое время братья выступали в образе мексиканских ковбоев: широкие брюки, кожаные пояса, голова повязана косынкой. Экспериментировали Яловые и с украинским народным стилем - подбирали соответствующую музыку, костюмы, в которых присутствовали элементы национального украинского орнамента.
Видный теоретик советского цирка Е. М. Кузнецов в своей книге “Арена и люди советского цирка” высоко оценил мастерство братьев Яловых: “Братья Яловые едва ли не лучшие партерные акробаты советского цирка этих лет... одни из первых представителей мастеров советского цирка новой формации”.
Василий и Александр часто выступали на торжественных и юбилейных концертах. Их номер включили в программу концерта, посвященного 22-й годовщине Октябрьской революции, который проходил  в здании Большого театра в Москве. Через несколько дней Яловых приглашают для участия в концерте для членов правительства. Высоко оценил их номер легендарный летчик Валерий Чкалов - он увидел их выступление когда отдыхал в Сочи после своего перелета через Северный полюс в Америку.
Артистическая деятельность сводила Яловых со многими прославленными мастерами различных видов искусства: с Леонидом Утесовым и Дмитрием Покрассом, балетмейстером Касьяном Голейзовским, замечательной киноактрисой Риной Зеленой, и конечно же, с выдающимися мастерами манежа - Евгением Милаевым, сестрами Кох, Михаилом Польди. Среди самых дорогих реликвий хранится у Яловых фотография Леонида Утесова с дарственной надписью  “Моим маленьким друзьям - братьям Яловым”. Есть и фотография с изображением циркового номера и надписью - “Прекрасным исполнителям, будущим знаменитостям братьям Яловым от искренне уважающих сестер Кох-Кухарж. 1931 г.”

Братья Яловые: слева - Александр, справа - Василий

В 1939 году братья Яловые за свое мастерство были удостоены высокой награды ордена “Знак Почета”.
В 1941 году братья находились на действительной службе в рядах Советской Армии. Когда началась Великая Отечественная война, их отправили в действующую армию. Боевой путь связистов Яловых начался под Москвой, а завершился в Праге.  Оба брата - и Василий, и Александр заслужили боевые награды.
Демобилизовавшись после окончания войны, Яловые вернулись в цирк и принялись восстанавливать свой номер. Военный быт не позволял регулярно тренироваться, “поддерживать форму”, как принято говорить в цирковой среде, так что теперь им приходилось упорно работать, повторяя достигнутое ранее и оттачивать новые сложные трюки и уникальные комбинации. Наконец, можно было снова выходить на арену...
Яловые с успехом выступали и в цирках Советского Союза и за рубежом. Их искусству рукоплескали зрители Финляндии, Англии, Чехословакии, Ливии, Йемена, Венгрии и многих других стран.  В гастрольных поездках братьев Яловых сопровождали не  только любовь зрителей и их горячие аплодисменты, но  и восторженные отзывы критиков в прессе. Украинские мальчишки, влюбленные в цирк, и начинавшие на днепровском берегу на Трухановом острове, завоевали многие манежи мира...
В 1972 году Василий и Александр Яловые были удостоены  почетного звания заслуженных артистов Украинской ССР.
Позднее, из цирка братья перешли на эстраду, в Укрконцерт, здесь меньше поездок, чем в цирке, можно больше времени проводить в любимом Киеве. В Укрконцерте братья Яловые работали в коллективе знаменитых Тарапуньки и Штепселя - артистов Ю. Тимошенко и Е. Березина.
Бурная, напряженная, интересная, полная событий молодость осталась позади - Василий Степанович и Александр Степанович Яловые ушли на преподавательскую работу в Киевское училище циркового и эстрадного  искусства: преподавали акробатику, щедро делились с одаренной молодежью своим опытом и знаниями. Василий Степанович, окончивший в свое время институт иностранных языков, преподавал английский. Самый старший брат - Степан Степанович Яловой, опекавший Васю и Сашу в самом начале их самостоятельной жизни, долгое время работал в Киевском цирке администратором, заместителем директора, директором-распорядителем. В 1978 году Степана Степановича не стало. В 1996 году ушел из жизни Василий Степанович, а в 2001-м - младший брат Александр Степанович Яловой.
В историю отечественного и мирового цирка братья Яловые навсегда вошли как яркие и талантливые исполнители уникальных и сложнейших акробатических трюков, обладающие присущей им одним оригинальной манерой исполнения мастера арены, одни из лучших партерных акробатов мира.