Всеукраинская общественная организация
«Цирковой союз Кобзова»

М.А. Рыбаков

Киевский цирк:
люди, события, судьбы

Издание второе,
дополненное и исправленное

Оглавление

НАЧАЛО ПУТИ
/От балаганов - к стационарному цирку/

Шумит торжище, течет-растекается пестрая толпа. Продавцы наперебой расхваливают свои товары, покупатели спорят, торгуются; есть и такие, что пришли поглядеть, развлечься - “на людей посмотреть, себя показать”. Вдруг в самом конце площади забурлила, всколыхнулась людская толпа, запищали-загудели рожки, зазвенели-забренчали бубны, ворвалась в самую середину торжища развеселая, неугомонная ватага скоморохов.
Дивится народ, обступает весельчаков кольцом: тут и городские ремесленники, мастеровые, и крестьяне, и разнообразный служивый люд; дети, женщины в ярких цветастых платках, не по-здешнему одетые чужеземные гости с северных и южных морей. Скоморохи поют и пляшут, гудят на все лады в свои рожки, бьют в бубны, похваляются перед зрителями своей силой и ловкостью. Веселится, хохочет народ над потешными выходками обученного скоморохами Михайла Потапыча - ручного бурого медведя... Впервые слово “скоморохи” встречается в летописи под 1066 годом. В этом документе речь идет о лицах, развлекавших народ.
В Х-ХI веках утверждается политическое и экономическое значение Украины-Руси, крепнут ее международные связи, растет уровень культуры, распространяется грамотность, сооружаются палаты и храмы. В 1037 году был заложен Софийский собор. Мы уже упоминали, что на фресках собора художники запечатлели разнообразные зрелища, которые на ту пору можно было увидеть в Киеве, артистов, развлекавших киевлян и заморских гостей. На стенах собора нарисованы кулачные бойцы, музыканты, играющие на дудках, бандуре, гуслях, танцующие скоморохи. Есть даже, как назвали бы мы этих артистов сейчас, эквилибристы на першах: мужчина, балансируя, держит вертикально шест с площадкой наверху, по которому ловко взбирается мальчик-гимнаст. По замыслу художника юный артист должен достигнуть этой площадки и встать на нее под одобрительные возгласы зрителей. Запечатлели мастера на стенах храма и другие бытовавшие тогда развлечения и потехи. Вот живописец изобразил травлю зверей - лев и барс  нападают на оленя, а рядом поводыри удерживают на поводках еще двоих хищников - медведя и барса. Запечатлел художник и зрителей - киевского князя и его семью.
Поначалу скоморохи выступали у себя в селе или в городе. Без скоморохов не обходились народные гуляния, торжища, ярмарки. Артисты - потешники веселили народ на свадьбах и многочисленных земледельческих праздниках, приуроченных к началу сева, сбору урожая, посвященных многочисленным языческим богам, а позднее - и на христианских праздниках, которые на Руси тесно переплелись с языческими земледельческими обрядами -  на масленице, на Ивана Купала, на летних праздниках Спаса и т. д.

Фреска Софийского собора

Позднее скоморохи - потешники объединяются в ватаги, кочуя по городам и весям, развлекая народ на ярмарках, устраивая веселые игрища в деревнях и на городских площадях. В своих путешествиях артисты Древней Руси пересекались с бродячими артистами-чужестранцами: жонглерами из Франции, шпильманами из Германии, заимствуя у, так сказать, коллег по цеху приемы акробатики, жонглирования, обучаясь искусству хождения по канату. Благодаря таким дальним странствиям в выступлениях скоморохов на Руси появляется все больше и больше элементов разнообразных цирковых жанров.
Нами уже упоминалось, что скоморохи нередко потешали владетельных князей и вельможных бояр во время пиров и праздников. Однако, в первую очередь, искусство скоморохов - это искусство площадное, народное, и самыми благодарными, самыми искренними, самыми щедрыми на восхищение и одобрительный смех были зрители из простого люда. И бродячие артисты не скупились на удаль и шутки: нередко на площадях звучали песни  сатирического содержания, разыгрывались крамольные сценки, высмеивающие власть имущих. Так, например, один артист рядился в важного боярина-воеводу, другие, одетые бедняками, шли к нему с приношениями. Боярин чванливо гнал их прочь. Тогда возмущенные просители принимались колотить заносчивого боярина, приговаривая: “Добрые люди, поглядите, как холопы из господ жир вытряхивают!”
Известны были периоды жестоких гонений на бродячих артистов, а в 1648 году царским указом выступления скоморохов были запрещены. Позицию царя активно поддержала и церковь - вторая мощная власть в государстве. Церковники всегда отрицательно относились к бродячим артистам, видели в них “врагов истинной веры, носителей богохульства и разврата”. В те времена возникла и сохранилась до наших дней поговорка: “Скоморошьи потехи сатане в утеху”. Но традиции скоморохов не исчезли. Несмотря на запреты и гонения, бродячие артисты всегда находили зрителей, появляясь там, где собирался простой люд - на площадях, пустырях, под открытым небом.
А если дождь, непогода? Тогда хозяева скоморошьих трупп сооружали легкие строения - балаганы: крыша защищала от дождя и палящего солнца, стены - от ветра. Строились балаганы и в Киеве - на торговых площадях, на ярмарке, в других людных местах.
В 1797 году из Дубно в Киев была перенесена так называемая Контрактовая ярмарка. На ярмарку стекались многие тысячи людей: совершались различные торговые, коммерческие сделки, продавались-покупались самые разнообразные товары. Ну и, конечно же, какая ярмарка без гулянья, без скоморошьих потех? Так на Контрактовой площади Киева появились балаганы.
Кстати, а что представлял собой цирковой балаган?
Сооружали его из дешевых досок, строительных отходов, старых ящиков - так называемой “лапши”, так что, порой, балаганы не очень отличались от сараев для хранения товаров. Внутри ставили в несколько рядов скамейки для тех, кто побогаче; за ними был “загон”, где зрители победнее стояли во время представления. Если предполагалось демонстрировать  и конные номера, тогда сооружали манеж. Посередине его возвышался столб, поддерживающий невысокий купол из брезента или бязи; случалось, такой шатер пестрел заплатами. Вокруг манежа располагались сидячие места, за ними - галерка, где зрителям приходилось стоять. Конечно, строение было примитивным, столб посреди манежа мешал и артистам и зрителям, но все же это уже был цирк - “цирк-столбик”. Из случайного материала - все той же “лапши” - сбивали артистические гардеробные - мужскую и женскую. Стены с многочисленными щелями оклеивали старыми афишами и газетами. В жару и зной, в таких помещениях было нестерпимо душно, зимой и осенью - адски холодно. Печей, во избежание пожара, не ставили, и керосиновые лампы служили не только для освещения - возле них грелись. Балаган отличался от цирка-столбика тем, что всегда имел арену.
Над входом в балаганы сооружался  небольшой балкончик - раус. Участники представления выходили на него в своих пестрых цирковых костюмах, демонстрировали отдельные трюки, зазывали прохожих купить билет, старались привлечь их шутками-прибаутками, громко, нараспев, читали потешные раешные стишки, чаще всего собственного сочинения, во всю при этом импровизируя перед “многоуважаемой публикой”.
Представления в балаганах и цирках-столбиках бывали весьма пестрыми: играли на музыкальных инструментах, танцевали, показывали обученных  медведей; участвовали в программах силачи, акробаты, жонглеры; демонстрировали свое искусство и зарубежные гастролеры. Чаще всего иностранцы показывали конные номера - вольтижировку на лошадях, искусство верховой езды - так называемую выездку, конную дрессуру; бывали среди иностранцев акробаты, танцоры на проволоке - канатоходцы, комики. Часто к иностранным артистам “свои” - украинцы и русские - шли в помощники, в ассистенты, а потом, набравшись опыта, овладев мастерством, начинали выступать самостоятельно.
Однако дворяне, царские чиновники отдавали предпочтение иностранным артистам, охотно им покровительствовали.
Сохранились архивные документы, дающие нам возможность узнать, кто же из артистов тогда приезжал в Киев, какой характер имели эти программы.
В 1830 году киевский военный губернатор Б. Я. Княжнин разрешил иноземцу Ламберту “представить вольтижирование, разные фейерверки, танцевание на канате и другие по искусству его штуки”. В 1835 году дается разрешение такому же гастролеру ”производить публичные выступления под названием вольтижирование”, еще одному разрешается “показывать  привезенных разных зверей” и т. д.


Обращение В. Ламберта к губернатору за разрешением открыть цирк, 1830 г.

В 1858 году два иностранца Кроссо и Гайнрих соорудили балаган во Дворцовом парке “для показа акробатических и гимнастических упражнений”. В этом же году австрийский подданный Венцель Шлезак построил временный цирк в Лыбедской части города (очевидно, на Троицкой площади). Знакомясь с документами того времени, можно представить, что представление у него было достаточно солидное, презентабельное. В нем участвовало 60 человек и 50 лошадей. Подобных сведений о гастролях иностранцев со своими цирковыми трупами сохранилось немало.
Преуспевающие цирковые предприниматели, прославленные артисты стремились непременно побывать на гастролях в Киеве - крупном экономическом и культурном центре России. В 60-х годах ХIХ в Киев приезжали цирки Гверры, Вернера, Рио и других.
В это время земельный участок, на котором сейчас расположен стадион “Динамо”, приобретает садовод К. К. Христиани. В 1863 году он создает здесь увеселительное заведение “Шато-де-Флер” (“Замок цветов”), где представления можно было давать круглый год.
В 1865 году в этом помещении выступала цирковая труппа француза Луи Сулье. Он именовал себя “директором и почетным наездником Его Величества султана”, подчеркивая, что труппа его прибыла из самого Константинополя.
Для участия в программе приглашались артисты из разных стран. Афиши оповещали зрителей, что они увидят артистов из Парижа, Берлина, Вены: наездницу мисс Маргариту Станлей, клоунов Далло и Р. Скотта, наездника Готье и многих других. Цирк ориентировался на весьма зажиточную публику - места по тем временам стоили дорого: купон в ложу-бенуар и место в амфитеатр - 1 рубль серебром, детский билет - 25 копеек серебром.
В том же помещении “Шато-де-Флер” в сезон 1866-1867 гг. выступал конный цирк Турниера. Кроме наездников, демонстрировали свое мастерство гимнасты, акробаты, артисты других жанров. Примерно в это же время на Крещатикской площади (ныне площадь Независимости) сооружается временное здание цирка, в нем дает представления труппа Джемса Белля. Вот что писала одна из киевских газет о его программе:
“Зрелище это имеет все условия, которые необходимы, чтобы удовлетворить любителей подобного рода представлений. Наездники и наездницы искусны и грациозны, акробаты и гимнасты выполняют свое дело отлично, клоуны весьма удачно смешат публику своими комическими сценками... Публика всегда битком заполняет все места, и не напрасно”.
В 1869 году предприниматель Жермен Бретон построил на Бессарабской площади, опять же временное, здание цирка. Сезон открывали артисты, которые накануне давали представления в Москве. Как утверждали рецензенты, подлинным украшением цирковой труппы являлся клоун Литтль Виаль. Газета “Паровоз” писала:
“Мы ничего подобного в Киеве еще не видели. Виаль неподражаем, этот человек обладает таким запасом комизма и юмора, что его хватило бы на сто человек. Все движения его так грациозны, так естественны, что это производит в зрителях всеобщий взрыв хохота...”
Одновременно цирковые представления проходили в Кадетской роще, в известном уже нам заведении “Шато-де-Флер”, на Университетской площади (ныне территория парка им. Т. Г. Шевченко). В балагане на Крещатике, например, показывали дрессированных собак. Хотя программы, порой, бывали слабые, но пользовались неизменной популярностью у сотен и тысяч горожан.
В ответ на растущую популярность циркового искусства в Киеве появляются все новые и новые цирковые предприниматели. Так, цирк Ж. Бретона на Бессарабке в 1872 году переходит в руки другого иностранца - И. Соббота. На программы смена владельца никак не повлияла - по-прежнему в цирке показывают “разные вольтижерские и комические штуки”.
Как видно  из этого краткого исторического экскурса, большинство  цирковых предприятий в те времена принадлежали иностранцам. А что же отечественное цирковое искусство?
Развитие отечественного цирка, в первую очередь, сдерживало крепостное право. Положение цирковых актеров в царской России было крайне тяжелым: жестокая эксплуатация со стороны антрепренеров, кабальные контракты связывали их по рукам и ногам. За мизерную плату артисты вынуждены были выступать каждый вечер по 3-4 раза, помогать униформистам, изображать Рыжего, заполняя паузы между номерами, участвовать во всех пантомимах и балетах. Рабочий день их продолжался 12-14 часов, репетиции проходили на протяжении всего дня и, часто, даже после спектакля. Нищенской платы едва хватало на жизнь, да и получить ее у антрепренера было не так-то легко: если его расходы превышали доходы, актеры вынуждены были ездить с ним по другим городам и получать свои гроши по частям. Случалось, что наиболее удачливым артистам удавалось существовать за счет своей популярности - меценаты, неравнодушные к их искусству, приглашали их на званые обеды и вечера. Однако большинство цирковых актеров ездили и жили в тяжелых условиях, некоторые выезжали за границу имея на руках  вместо денег одни лишь долговые расписки и векселя своих хозяев.
После реформы 1861 года - отмены крепостного права - в России произошли значительные изменения. Страна переживает экономический подъем: возникают новые отрасли производства, растут и становятся крупными промышленными центрами города, строятся заводы и фабрики. Формируется новый общественный класс - буржуазия, настоятельно заявляющий о себе и требующий для себя все больше прав, играющий активную роль в обществе. Кроме возрастающего влияния на общественную и экономическую жизнь страны, новоявленные буржуа-нувориши требуют  и новых развлечений, благо они в состоянии были оплачивать их. Открываются все новые и новые увеселительные заведения: рестораны, кафешантаны, танцклассы, варьете, растет количество театров и гастролирующих цирков. Цирковые труппы теперь дают представления не только в крупных губернских городах, но и в провинции, в уездных городках и городишках, и по-прежнему всюду находят своих зрителей. Цирковое искусство расширяет свою аудиторию, становится все более доступным зрителю, более демократичным. Места в цирках заполняют мастеровые и приказчики, мелкие чиновники и крестьяне, приехавшие в город на заработки.
К середине ХIХ века в наиболее крупных экономических центрах Российской империи - Петербурге, Москве и Киеве возникает острая необходимость в возведении стационарных цирков с удобствами для зрителей и для артистов, с современным освещением, оснащенных реквизиторской базой. Рост населения в городах обеспечивал цирку стабильную аудиторию (так, например, в Киеве население города возросло с начала ХVIII века до 1875 года в семь раз), а появившиеся и строящиеся железные дороги позволяли артистам быстро переезжать из города в город, так что часто менять программы в стационарных цирках теперь не составляло особого труда.
Первая попытка создать стационарный цирк относится еще к началу ХIХ века, в Петербурге в 1827 году открылся Императорский или казенный цирк. Возведен он был на каменном фундаменте, но стены имел деревянные, выкрашенные, как и другие государственные учреждения, в желтый и белый цвета.


Обращение князя Оболенского к городскому голове

В середине ХIХ века на смену деревянным циркам приходят каменные. В 1868 году на набережной Фонтанки строится каменный цирк Г. Чинизелли. Теперь в этом здании находится Петербургский цирк (помещение было кардинально реконструировано). Сооружаются стационарные цирки и в других городах: в Одессе - цирк Витторио (1862), в Харькове - цирки Никитиных (1883) и Грике (1886). В Москве  в 1868 году стационарный цирк строит К. Гинне, а в 1880 - А. Саламонский (в советское время в здании цирка Саламонского на Цветном бульваре находился Московский цирк; в 1989 году на этом же месте было возведено новое здание). Тот же А. Саламонский в 1879 году открывает свой цирк в Одессе, а в 1888 году - в Риге.
Стационарное здание цирка появляется и в Киеве. В 1868 году француз Август (Огюст) Бергонье купил земельный участок площадью 1059 кв. саж. на углу улиц Фундуклеевской и Ново-Елизаветинской (ныне ул. Б. Хмельницкого и Пушкинская). Здесь в 1874 году австриец Игнатий Соббот строит деревянное здание для конных представлений. Через год владелец усадьбы сооружает первый каменный стационар: цирк-театр “Альказар” по проекту известного киевского архитектора В. Н. Николаева.
Цирк был торжественно открыт 28 декабря 1875 года. Сейчас на этом месте находится здание Национального Русского драматического театра им. Леси Украинки.
Директор цирка князь В. Д. Оболенский не поскупился на расходы. Представления в “Альказаре” были разнообразные и довольно пышно обставленные. В них принимало участие 60 артистов, 35 музыкантов, конюшня состояла из 40 лошадей. В состав балета были даже ангажированы актеры из неаполитанского театра “Сан-Карлос”, приглашены известные в Англии клоуны братья Ханлонн-Ли. Они исполняли гимнастические номера и “икарийские игры”, ставили пантомимы и сами в них участвовали. Когда цирк “Альказар” закрылся, в этом же цирке Бергонье выступал цирк Жюля Леонардо (1876).
Долгое время во главе цирковых трупп стояли, как правило, преуспевающие артисты. Они сами участвовали в представлениях, чаще всего демонстрировали конные номера-аттракционы. Однако, со временем хозяевами артистов становятся дельцы, разбогатевшие нувориши-купцы.


Разрешение Киевской городской Управы на постройку цирка в усадьбе Бергонье,1874 г

Так было и в Киеве. Цирк на Бессарабской площади строит купец Ж. Бретон, а затем сдает в аренду различным антрепренерам. В. Саламонский, сам себя именовавший «американским гражданином», извлекает солидные доходы сразу из нескольких своих предприятий: цирка “Шато-де-Флер”, “Шотландского цирка” и зверинца на Троицкой площади. На той же Троицкой площади строит свой деревянный цирк купец Г. Лукау и тоже сдает его в аренду; подвизался на цирковом поприще купец Агранов и многие другие. Таким образом происходит капитализация циркового дела, в котором на первый план выступают соображения финансовой выгоды. Антрепренеров-артистов, преданных цирковому искусству вытесняют господа предприниматели, дельцы-толстосумы.

 
Прошение А. Бергонье о разрешении постройки в его усадьбе
каменного цирка, февраль 1875 г.

Сложившаяся ситуация не могла не повлиять на положение отечественных цирковых актеров, которые  оказывались в худшем положении по сравнению с иностранными гастролерами.
К своим, пусть даже и очень одаренным артистам, власти, чиновники, зажиточная публика относились недоверчиво, настороженно, не замечали и не верили в их таланты. Отечественные артисты не получали поддержки, случалось, их выступления попросту запрещались.
Засилье на аренах и манежах российских цирков иностранцев приводило к пустому подражанию, некритическому копированию их вкусов и манер, стремлению к дешевой сенсационности. Такая “европеизация” отечественного цирка задерживала развитие национальных особенностей циркового искусства и в досоветское время, и в первые советские годы.


Проект цирка «Альказар» в усадьбе Бергонье по ул. Фундуклеевской.

Возникновению национального цирка мешало чрезмерное увлечение трюками, вследствие чего элементы подлинно народного, национального творчества вытеснялись из манежа демонстрацией “голого” спортивного  трюка, “трюкачеством”.
Шовинистическая политика царизма, глобальная русификация украинской культуры, делала возникновение национального украинского цирка  невозможным.
Под давлением перечисленных выше обстоятельств (а иногда и ради рекламы) большинство отечественных артистов вынуждены были придумывать себе звучные иностранные псевдонимы. Только из специальной литературы мы можем узнать, что под  псевдонимом “Розетти” скрываются эквилибристы на проволоке Даниленко,  у дрессировщика лошадей  Манжелли на самом деле  украинская фамилия Шевченко; жонглеры Коваленко превратились в “Траполи”, а музыкальные эксцентрики Гурские взяли артистический псевдоним “Гринье”. Бывало и так, что из коммерческих соображений псевдоним артисту придумывал хозяин и навязывал его волевым решением.
Советская власть, в свою очередь, игнорировала и нивелировала национальную принадлежность как таковую,  создавая новую, искусственную национальность, именуемую “советский народ”. Коммунистическая концепция безразличия к национальности подразумевала принадлежность выдающейся  или известной личности  к официальной, господствующей культуре, и, таким образом, в энциклопедиях советского периода представителями русской культуры считались и украинские эквилибристы Даниленко, и  “чемпион чемпионов”, чемпион мира, потомок запорожских казаков  борец Иван Поддубный, и уроженец Донбасса клоун-прыгун Виталий Лазаренко. Русскими стали выдающиеся жонглеры Ксения и Михаил Пащенко, воздушный гимнаст, создавший всемирно известную труппу “Четыре черта” Петр Руденко, цирковые семьи Ивана Безкоровайного, Ивана Бондаренко, Михаила Бондаренко, антрепренеры Мирошниченко, В. З. Максимюк, Т.М. Майдан, Мартыненко и многие другие талантливые сыны и дочери украинского народа.
История цирка сохранила множество фамилий выдающихся и известных украинских (по происхождению) цирковых актеров. Своим мастерством и высоким искусством восхищали зрителей И. Г. Бондаренко - один из лучших клоунов-дрессировщиков, наездница В. Бондаренко, Елена и Николай Федоренко - эквилибристы, джигиты, жонглеры, танцоры; Демьяненко-Петров - фокусник, звукоподражатель животных, трио жонглеров Коваленко, известный наездник Лукашенко, пантомимист  М. Я. Васильченко, воздушный гимнаст Чайченко, цирковые музыканты - дирижер оркестра 1-го Московского цирка (1913-1926 гг.) Я. Т. Табаченко, руководитель оркестра в цирке В. Дросса - Струтиенко и многие другие.
Несмотря на трудности, подлинно одаренные, талантливые и увлеченные люди, преодолевая препятствия, беззаветно и преданно служили своему делу, стремились вывести цирковое искусство на новый, более высокий профессиональный уровень.