Всеукраинская общественная организация
«Цирковой союз Кобзова»

М.А. Рыбаков

Киевский цирк:
люди, события, судьбы

Издание второе,
дополненное и исправленное

Оглавление

В ГОСУДАРСТВЕННОМ ДОМЕ НАРОДНЫХ ЗРЕЛИЩ
(Цирка А. Г. Киссо)

Конец 1917 и начало 1918 года - это беспрерывная борьба Центральной Рады с агрессией большевистской России, войскам которой 26 января 1918 года удалось захватить Киев. Однако, это продлилось недолго. В марте, согласно Брестскому договору, пришли немецкие войска. 30 апреля гетманом Украины избран П. П. Скоропадский.
Киев весны и лета 1918 года...
Какой контраст с голодным Петроградом и Москвой! Цветут каштаны, открыты магазины и лавки, вдоволь продовольствия и всевозможных товаров, кипит жизнь...
Город становится необыкновенно привлекательным для русского дворянства, буржуазии и интеллигенции - люди тысячами хлынули на Украину, спасаясь от голода и преследований большевиков. Поток беженцев усиливается после 30 августа 1918 года в ответ на убийство М. Урицкого и покушение на В. И. Ленина в России  объявлен “красный террор”.
В Киев переехали правления банков, промышленники и финансисты, генералитет и офицерство, представители дворянской аристократии, придворных и бюрократических кругов, духовенство. За ними потянулась интеллигенция: писатели и поэты, актеры и режиссеры, адвокаты, журналисты и издатели, профессура и врачи, целые театральные коллективы (театр “Би-Ба-Бо” из Петрограда, театр “Летучая мышь” из Москвы), редакции газет и журналов в полном составе. Город жил полнокровной жизнью: работали все театры и кинотеатры, рестораны, кафе, клубы, выходили десятки русскоязычных газет и журналов...
Киевские цирки были переполнены. В цирке А. Киссо гастролировал Чинизелли, а сам Киссо перебрался  в закрытое помещение в Алексеевском парке.
Что представлял из себя этот парк, где и когда он возник? Откуда взялось и что означало его название? В справочной литературе невозможно найти ответы на эти вопросы. Попытаемся разобраться.
В Киеве в 1913 году на территории нынешнего Олимпийского стадиона проходила Всероссийская промышленная и сельскохозяйственная выставка, почетным попечителем которой был объявлен цесаревич Алексей. После закрытия выставки, в январе 1914 года городская Управа скупила 16 оставшихся павильонов и все имущество за полцены. Решено было все снести и на этом месте разбить парк и в честь наследника назвать его “Алексеевским”.
Парк и открытая сцена в нем были открыты 26 апреля 1914 года, а 28 июня того же года в закрытом помещении на территории парка открылся театр “Корсо-парк”. 30 мая 1915 года в этом помещении открылся театр миниатюр, иногда здесь же выступали и цирковые актеры - в мае 1917 года демонстрировал свое искусство знаменитый Энрико Растелли, признанный лучшим жонглером мира.
В годы гражданской войны парк был разрушен. В начале 1920-х годов территория бывшего Алексеевского парка стала называться “2-й Пролетарский сад”. В 1923 году здесь было начато строительство “Красного стадиона”, позднее был построен Центральный  республиканский стадион, а ныне здесь расположен Национальный Олимпийский стадион.
Но вернемся в первые послереволюционные годы. Центром культурной жизни Киева в 1918 году стал Литературно-артистический клуб (или КЛАК) по улице Николаевской,  № 11. Здесь располагалась организация профсоюза артистов варьете и цирка, проходили собрания. Артисты объединялись в трудовые товарищества, организовывали цирки на кооперативных началах и т. п.
И даже когда Киев в 1919 году захватили деникинцы, цирк не закрылся - белогвардейцы потребовали, чтобы артисты продолжали свои выступления. На их взгляд это свидетельствует о том, что жизнь в городе нормализуется, власть  вполне стабильна, а значит, есть все основания развлекаться. Цирковые афиши тогда пестрели громкими и необычными названиями зазывая публику на свои зрелища: “Грандиозное представление”, “Монстр-представление”, “Праздничное представление”, “Гала-программа” и т. д. В этих программах выступали не успевшие покинуть Киев артисты - куплетист Д. Самарин, балетная пара М. Мордкин и М. Фроман, дуэт музыкальных эксцентриков-куплетистов Г. Л. Рашковский и И. А. Воронцов  “Биб-Боб” и др.
В 1920 году гражданская война закончилась. Состояние циркового хозяйства, как и страны в целом, оказалось крайне тяжелым - распались многие цирковые труппы, молодые артисты находились в армии, многие погибли во время войны на фронтах, от эпидемий и голода, многие эмигрировали за границу. Цирковые лошади были экспроприированы новой властью для фронта, цирковые животные погибли, реквизит и костюмы оказались непригодными для пользования. Цирковые здания были разрушены, уцелевшие требовали ремонта. Чудом уцелели все три стационарных цирка на Украине - Киевский, Одесский и Харьковский, но и они, естественно, нуждались в ремонте, замене и пополнении циркового хозяйства. Большевистская власть была заинтересована в развитии циркового искусства, поддерживала артистов цирка в борьбе за свои права, оказывала помощь в преодолении возникших трудностей, в восстановлении цирковой материальной базы и артистических кадров.
Уже в 1920 году в Киеве эпизодически проходят цирковые представления, позднее гастроли становятся более регулярными. В связи с новой политической ситуацией в стране практически полностью изменился состав публики, заполняющей зрительные залы. На представления приходят рабочие и работницы, учащаяся молодежь, красноармейцы. Киевский цирк называется теперь “Государственным Домом Народных Зрелищ”. Правда, “государственным” он именовался недолго - власть, не имея достаточных средств для восстановления разрушенных цирков, вынуждена сдавать их в аренду частным антрепренерам. Несмотря на то, что принят Декрет в 1919 году о национализации цирков,  полное огосударствление их пришло позднее. Первым статус государственного получил в 1924 году Киевский цирк, в 1925 - Одесский и в 1927 - Харьковский.
Власть определила главные направления дальнейшего развития нового советского цирка: он должен быть школой смелости. Его задача - демонстрировать физическую силу, ловкость и красоту человека, раскрывать его физические возможности и духовные качества. Кроме того, особое внимание уделялось развитию клоунады, как вершины комического. Клоун должен быть публицистом, его сатира - острой, правдивой и глубоко демократичной. Также одной из главных задач нового цирка являлось развитие искусства дрессуры.
В первые годы советской власти, пока шло восстановление транспортных путей, частые переезды артистов из города в город с реквизитом, а в особенности с животными, были крайне затруднены, цирковые коллективы были вынуждены подолгу выступать в одном городе. Так обстояло дело и в Киеве.
С 1922 года на протяжении нескольких лет в Киевском цирке демонстрировал свои номера Д. В. Донато (артистический псевдоним Доната Васильевича Старичкова). Он владел многими цирковыми жанрами: начинал как жонглер, затем освоил акробатику, а прославился как воздушный гимнаст, участник номера “Воздушный полет”; кроме того, артист замечательно исполнял клоунские антре. Причем, даже в воздушных номерах артист выступал в роли комика. Под самым куполом, на высоте десятков метров, он блестяще разыгрывал комические сценки, произносил остроумные сатирические реплики на злобу дня. Выступления воздушных гимнастов с участием Донато превращались в своеобразный и непревзойденный веселый спектакль.
В июне 1922 года в Киеве был устроен вечер, посвященный 25-летию артистической деятельности Донато. Это был настоящий бенефис знаменитого артиста - он выступал и как фокусник, и как жонглер, и как эквилибрист, клоун-буфф и танцор, участвовал в групповом номере “Икарийские игры”. И во всех своих выступлениях был энергичен, фонтанировал темпераментом, остроумием. А в воздушном полете демонстрировал фантастическую смелость, порыв, чудеса ловкости, головокружительные трюки, не случайно артиста наградили титулом “король воздуха”.
Воздушный полет Донато исполнял вместе со своим приемным сыном Евгением Морусом. Мальчику было всего 11 лет, когда он впервые поднялся под купол цирка. Забравшись на воздушный мостик, Женя садился на плечи своего приемного отца, и Донато со своей живой ношей, раскачавшись на трапеции, устремлялся к ловитору, который ловил его на руки. Когда Евгений Морус вырос, он стал виртуозным воздушным гимнастом, долгие годы сам возглавлял “воздушный полет”.
Но вернемся к юбилеям в Киевском цирке.
В 1922 состоялось сразу несколько  юбилейных вечеров - было отпраздновано на манеже 30-летие деятельности А. Г. Киссо, 50-летие русского клоуна Лаврентия Лаврова, 20-летие творческой деятельности клоуна Пьера (Федосеевский). Это были яркие, запоминающиеся творческие отчеты мастеров арены в самых разных жанрах. В организации этих вечеров проявилась и горячая приверженность и крепкая творческая солидарность артистов цирка, их  глубокая вера в жизнеспособность и необходимость искусства, которому они служат, твердая уверенность в том, что цирк преодолеет все трудности и ни при каких, даже самых сложных условиях и драматических обстоятельствах не погибнет, а будет жить, и совершенствоваться, радовать своих зрителей.
Именно в это непростое для циркового искусства время особенно ярко проявлялась взаимная поддержка, настоящее участие в делах друг друга, стремление помочь друг другу, тем более,  если они оказывались объединены в одной программе.
Кроме того, артисты не замыкались в своем мирке и на своих только трудностях и проблемах, они активно участвовали в делах страны, живо откликались на происходящее в городах, в которых проходили гастроли, занимались общественной деятельностью на благо отечества. Когда в Киев привезли детей из Поволжья, где свирепствовал голод, артисты решили провести ряд цирковых спектаклей, сборы от которых поступали в специальный фонд помощи голодающим. Спектакли проходили под лозунгом “Артисты цирка - голодающим детям”, на арену выходили ведущие исполнители, которые в то время гастролировали в городе - Донато, А. Киссо, клоун Коко (А. Ф. Лутц), эквилибристы Розетти (Даниленко), борец Слуцкий и многие другие. Во время таких благотворительных выступлений на манеже разыгрывались комические сценки, пантомимы. Большой популярностью пользовался спектакль-пародия В. Регинина “Принцесса Ерундот”.
Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление и несколько подробнее рассказать о творчестве и драматической судьбе эквилибристов Розетти - Даниленко.
Жорж (Георгий) и Шуретта Розетти (Даниленко), родом из Украины,  - потомственные цирковые артисты. Впервые они начали выходить в манеж совсем еще в детском возрасте.  Уже с 5 лет они вместе с родителями участвовали в пантомимах, в танцевальных сценках. Когда Жорж вырос, он стал выступать сначала как гимнаст на трапеции, а затем работал вместе со своей сестрой номер “Эквилибр на проволоке”. Жорж шел по проволоке, удерживая на голове партнершу, которая балансировала на одной ноге и при этом еще играла на скрипке, а сам Жорж под этот аккомпанемент напевал мелодию песни. Артист, одетый в яркий цирковой костюм, исполнял на проволоке танцы, распевая модные  песни и арии из оперетт. Позднее Жорж усовершенствовал свой трюк - он переносил по проволоке уже не одну партнершу, а целую колонну из трех, верхней в этой живой колонне была его младшая сестра Мария.
В 1928 году Жорж с сестрой уехали на гастроли за границу и не вернулись. Возможно, их испугала ситуация в России - нестабильное  экономическое и сложное политическое положение в стране, привлек блеск Парижа. Однако вдали от Родины жизнь артистов сложилась драматично.


Группа Розетти.

В 1956 году советский художник Ф. Богородский - приятель Розетти - повстречал Жоржа во Франции. Богородский рассказывал, что нашел артиста в жалком положении. Во время одного из представлений Розетти упал с проволоки, сломал ногу, восстановиться в номере не смог и совершенно лишился средств к существованию. Покинув цирк, он едва сводил концы с концами: ютился в тесной каморке и добывал себе пропитание тем, что помогал соседке торговать на рынке, возил тележку, мастерил из бумаги пакеты. И страшно тосковал по Родине, по своей родной Украине...
Но вернемся в Киев начала 20-х годов прошлого века. Несмотря на многочисленные трудности, цирковое искусство продолжает развиваться, приобретает новые черты, находится в поиске принципиально новых форм и жанров, обновляет репертуар в соответствии со вкусами и запросами новой аудитории.
...Сезон 1923-1924 годов. Зрители, заполняющие зал Киевского цирка, смеются и аплодируют клоунам-сатирикам Ад и Мар (Адам и Мария Талины). Этот комический дуэт исполняет сатирические куплеты, сценки.
Популярностью пользуется и Владимир Коралли (настоящая фамилия Кемпер) со своими хлесткими и смешными сатирическими монологами и комическими куплетами. Коралли даже принял участие в конкурсе сатириков и юмористов, который состоялся в 1924 году, и завоевал первый приз. Газеты писали о выступлениях Коралли: “В сатирических куплетах-частушках Коралли охвачена вся международная политическая авансцена со всеми ее деятелями и трутнями. Это преподносится политически грамотно, понятно, задорно, темпераментно, а главное, весело и без шаблона. Исполнение Коралли находит горячий отклик, в особенности, у трудящейся публики”.
“С Киевским цирком, - писал автору этой книги известный деятель советской эстрады, заслуженный работник культуры РСФСР Владимир Филиппович Коралли, - связан большой период моей жизни. Период юности и зрелости. В 1923/24 гг. я выступал как в маленьком (ул. К. Маркса, 4 – М.Р.), так и в большом цирках А. Киссо. На конкурсе юмористов, который состоялся в1924 году я получил первый приз (золотой жетон). В конкурсе принимали участие Борисов и Задольский, Дмитрий Самарин, Мария Ленская и др. В маленьком цирке в одной программе были Шуретта и Жорж Розетти (Даниленко), которые оставили в моей памяти неизгладимый след, полет с уникальным Донато.
Сам Киссо Александр Генрихович был на редкость добрым и отзывчивым человеком. Это был настоящий друг артистов. Вот таким я запомнил этого светлого человека. В 30-х годах я выступал в Киевском цирке со своим номером “Карта Октябрей”, а затем с джазом Я. Скоморовского и своим”.
Необходимо сказать еще несколько слов об А. Г. Киссо который отдавал все силы организации циркового дела в Киеве, возглавляя цирк. Он заботился об артистах, организовывал представления в помощь голодающим. Расставшись с положением антрепренера-хозяина, Киссо остался верен любимому искусству. С 1917 по 1928 гг. он был бессменным руководителем Киевского цирка, отдавал все силы способности и опыт становлению и развитию нового советского цирка.
Надо сказать, что судьба А. Г. Киссо значительно более типична для большинства мастеров советского цирка, нежели драматическая судьба упоминаемого выше Розетти-Даниленко. Никитины, Филатовы, Безано, Труцци и многие другие опытные антрепренеры, владельцы цирков и талантливые артисты внесли свой неоценимый вклад в развитие советского циркового искусства; их труд был оценен и отмечен многочисленными почетными званиями и наградами. О многих из них рассказ еще впереди.


В.Лазаренко

В 20-х годах цирк медленно, но верно возрождается, восстанавливает, материальную базу, преодолевает послевоенные трудности. Значительно позже государство взяло на себя расходы по подготовке новых номеров, изготовлению аппаратов и реквизита, приобретению животных (в том числе, оплачивая расходы иностранной валютой). Были выстроены прекрасные, современные, с великолепной технической и реквизиторской базой стационарные здания цирков. Артистам устанавливают льготные пенсии, которые они могут получать по истечении 20 лет работы, независимо от возраста. Цирковые исполнители удостаиваются почетных званий, наряду с деятелями других видов искусств, награждаются орденами. Но тогда, в далеких 20-х, все это еще в “прекрасном и светлом будущем”.
Однако у этого “светлого будущего” были и другие, гораздо менее светлые и оптимистические стороны. Установившаяся власть поставила все искусство в целом, и цирковое в том числе, на службу своим интересам - идеологическим и политическим. В 20-е годы цирковые помещения широко использовались для пропаганды коммунистических идей, проведения митингов, конференций, собраний, встреч, выступлений партаппаратчиков, членов правительства и т. п. Пантомима-феерия “Да здравствует  III-й Коммунистический Интернационал”, поставленная в Киевском цирке 6 ноября 1921 года в честь четвертой годовщины октябрьского переворота, была неприкрытой агитацией, равно как и поездка (по инициативе А. В. Луначарского) так называемого “Агитцирка” по городам Украины в 1921 году. Выступления проходили на разных площадках, иногда под открытым небом. Возглавлял цирк клоун В. Лазаренко, в программах участвовали клоуны Д. Альперов, братья Танти и многие другие. Цирк выступал в Киеве, Харькове, Нежине, Жмеринке, Проскурове и других городах.
Все искусство находилось под пятой и надзором партийного органа “Главполитпросвета” (просуществовал с 1920 по 1930 гг.) и его отделений на местах. Руководила им Н. К. Крупская. Главполитпросвет разрешал или запрещал любое зрелищное мероприятие, тщательно отслеживал соответствие идеологической линии партии, принимал на себя цензурные функции, вмешивался даже в присвоение актерам квалификационных разрядов. По инициативе Главполитпросвета в учреждениях культуры насаждались атрибуты коммунистической идеологии: обязательными считались так называемые ленинские и красные уголки (с непременными бюстами В. И. Ленина), кружки изучения политики партии, ее текущих задач, проводились открытые партийные собрания. Ставились юбилейные спектакли чаще всего определенного политического и идеологического толка - вроде “10 лет ГПУ”, где прославлялся этот кровавый карательный орган. С чем только не боролись идеологи коммунизма в те годы - и с искривлением классовой лини и в искусстве, и с правым уклоном, и с цыганщиной (в 1928 году НКВД закрывает “Союз цыган”, запрещая попутно цыганские песни, романсы и танцы); боролись с «буржуазными» фокстротами и чарльстонами, как с танцами «проникнутыми сексуальностью», и с атрибутами прошлого: в цирках запрещали лакированную обувь, жабо, цилиндры, фраки, как несоответствующее советскому образу жизни подражание аристократам; запрещали частное предпринимательство. Но справедливости ради нужно сказать, что боролись не только против, а и за - 100% охват рабочего зрителя, за уменьшение иностранного репертуара, за снижение административно-хозяйственных расходов, за укрепление трудовой дисциплины, за чистку профсоюзного аппарата. Случались, правда и несколько курьезные мероприятия, вроде непременных взносов на постройку самолета с “профессиональным уклоном” в названии - “Советская эстрада и цирк” или  самолета - “50 лет товарищу Сталину” и т. д.
Управление цирками с 1922 по 1991 гг.  было строго централизовано  и подчинялось союзным органам - сначала Наркомпросу, потом Комитету по делам искусств при СНК СССР, затем Министерству культуры СССР.